П.М. Камозин. В небе и на земле….

(12+) Павел Михайлович Камозин родился 16 июля 1917г. в г.Бежице в семье рабочего. После окончания 6 классов поступил на учебу в ФЗУ, затем работал слесарем на заводе «Красный Профинтерн» ( ныне БМЗ) и одновременно занимался в местном аэроклубе.В 1937г. был призван в армию. В 1938г. окончил Борисоглебскую военную авиационную школу.

С первых дней войны Камозин на фронте. Заместитель командира эскадрильи 269-го истребительного авиационного полка младший лейтенант Камозин к марту 1943г. совершил 82 боевых вылета на сопровождение бомбардировщиков, прикрытие войск, разведку и штурмовку противника. В 23 воздушных боях сбил 12 вражеских самолетов. 1 мая 1943г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Павлу Михайловичу Камозину присвоено звание Героя Советского Союза. 1 июля 1944г. за 131 боевой вылет и участие в 56 воздушных боях, в которых он сбил лично 29 самолетов противника и 13 в группе, командир эскадрильи 66-го истребительного авиационного полка капитан П.М. Камозин награжден второй медалью «Золотая Звезда». В одном из сбитых им самолетов находилось 18 немецких генералов, которые летели на торжественное вручение наград солдатам и офицерам.

После окончания войны П.М.Камозин вернулся в родной город и работал в гражданской авиации. Награжден орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1 степени. В сентябре 1966 г. П.М. Камозину присвоено звание Почетного гражданина г. Брянска Умер Камозин 24 ноября 1983г., похоронен в Брянске. В Бежице установлен бронзовый бюст Камозина, его именем названы аэроклуб, улица, школа. В Брянске в его честь проводятся всесоюзные турниры по борьбе.

Г.К.Реймерс

ПОЧЕТНЫЕ ГРАЖДАНЕ БРЯНСКА. П.М.КАМОЗИН.

Небо … Веками манившее к себе людей, манившее звездами, свободным парением птиц, глубинами космоса, оно стало сейчас для нас символом мира. «Мирное небо над головой» говорим мы и понимаем, что грохот взрывов не разбудит нас на рассвете … На биографиях тысяч героев «крылатых соколов», взмывших в простор «пятого океана», чтобы защитить земной мир, покоится эта наша уверенность. Запрокинь голову к небу в задумчивости, в смехе, в беззаботной радости – вот он, необозримый манящий простор, мирное небо твоей Родины …

30-е годы. Самый юношеский, самый романтический период жизни нашего государства – первые рекорды, первые победы мира и созидания. Осоавиахим – кто не знает этого слова, этого символа освоения неба! Кто из мальчишек не бредил этим словом, кто не знал наших легендарных летчиков! Чкалов – человек-легенда, стал патриархом племени крылатых, племени, в котором золотыми звездами сияют имена брянских героев.

Эта книга рассказывает о выпускниках Борисоглебского высшего военного авиационного училища, одного из старейших в нашей стране. Здесь учился Чкалов, его имя носит сейчас училище. Здесь осуществили мечту о небе двое брянских парней: Павел Камозин и Сергей Азаров – чкаловцы, будущие герои великой войны.

Павел Михайлович Камозин, ровесник революции по возрасту, её сын по духу, её защитник по биографии. Обычная юность парня из крепкой рабочей семьи – школа, завод «Красный Профинтерн» … Только необычные годы формировали его поколение.

В 1931 году комсомол взял шефство над Воздушным Флотом. Родина позвала в небо – Камозин и Азаров пошли в брянский аэроклуб, затем в Борисоглебскую лётную школу. Так тесно переплетены биографии этих двух лётчиков, что рассказывая об одном, нельзя не упомянуть и о другом. Только высшим испытанием их дружбы стала война.

Война… Встретил её Камозин лётчиком Киевского военного округа, куда был направлен после окончания училища. С первых же дней его истребитель И-16 в боях. Но быстрое ранение вывело его из боевых рядов. Такие были горячие сражения и так были нужны люди! Взбешенный Камозин отказался ехать в госпиталь. Но и после недели лечения в аэродромной санчасти в бой ему попасть не удалось – по выздоровлению попал он в запасной учебный полк, осваивать более совершенные виды самолетов.

Конечно, нужны были новые самолеты – и они появились, конечно, нужно было их осваивать. Но, каково же было нетерпение, каково было рвение – скорее, скорее, чтобы в бой, к товарищам, чтобы бить врага!

Но командир полка, узнав, что Камозин был инструктором в аэроклубе, и что отлично владеет техникой пилотирования, оставил его в полку готовить летчиков. Не помогли ни просьбы, ни протесты. 40 лётчиков, подготовленных Павлом Камозиным, вступили в бой, прежде чем удалось это ему самому.

Так начинается летопись боевых подвигов Павла Михайловича Камозина.

Было лето 1942 года. Шли бои над Крымом, враг рвался на юг, к нефтяным районам, и против советских летчиков воевали опытные фашистские ассы. В первом же бою, сбив «Мессершмидт», Камозин открыл свой боевой счет. Об этом свидетельствует генерал-полковник авиации Гречко, бывший в 1942 году начальником оперативного штаба 5-ой воздушной армии, куда прилетел воевать Камозин.

Гречко писал в своей книге:

«В первом же бою пятерка истребителей под его командованием уничтожила 6 вражеских самолетов, а до двух десятков «мессеров» принудила в панике ретироваться. Так я узнал о первом боевом подвиге бывшего стажера. Позднее мне довелось познакомиться с ним лично. Парень, как парень. Во внешности ничего героического. Скромный, даже немного застенчивый. Но в бою Павел Камозин, по свидетельству его однополчан, всегда был первым и примером смелости, мастерства увлекал на подвиги товарищей».

Также Гречко пишет, что в 5-ой воздушной армии десятка Камозина стала первооткрывательницей боевых пар самолетов – именно после его боя стала применяться эта тактика, с апреля 1943 года.

Поддерживая и прикрывая свои войска от ударов с воздуха, авиация 5-ой воздушной армии вела в то время тяжелые бои. Павлу и летчикам его звена приходилось делать по несколько боевых вылетов в день. И всегда летчики Камозина выходили победителями из схваток с врагами, зачастую, со значительно превосходившими их по количеству самолетов в силе.

Смелого до дерзости Павла Камозина не останавливало численное превосходство неприятеля. Стремясь всегда атаковать внезапно, он со своими летчиками сваливался на врагов, как снег на голову, и метким огнем поражал ошеломленных фашистов.

Поклявшись отомстить за гибель своего боевого командира, Павел во главе пятерки истребителей атаковал группу в составе 25 «Мессершмидтов 109 и 110».

Удар был так внезапен и стремителен, что строй вражеских самолетов в панике рассыпался. В этом бою, закончившемся полной победой Камозинской пятерки, Павел лично сбил три фашистских самолета.

- «Идешь в атаку – не считай, сколько фрицев против тебя. Считай их, когда сбиваешь», наставлял Павел Камозин своих летчиков.

Подчинив себя одной цели: нанести врагу как можно больший урон, Павел всегда атаковал первым. Он, не колеблясь, бросался в бой при любом соотношении сил в пользу врага, была бы обеспечена внезапность. И ещё Павел требовал от своих подчиненных взаимной выручки. «Сам погибай, а товарища выручай» стало в их эскадрильи первой заповедью.

Однажды, возвращаясь с боевого задания, Павел, будучи уже заместителем командира эскадрильи, заметил на шоссе легковую машину немцев. Зная, что такие машины обычно бывают в штабах, он не удержался от соблазна, приказал командиру звена вести группу, а сам уничтожил машину, растратив при этом последние боеприпасы. И тут, внезапно, появился «Мессершмидт». Гибель казалась неизбежной, оружие бездействует. Но Павел, не теряясь, бросился на противника в лобовую атаку. Искусно уворачиваясь от обстрела, пошел на таран. У фашиста не выдержали нервы. Отвернув в последний момент, он попытался зайти в хвост советскому самолету. Но Павел снова и снова бросался на врага. Наконец, когда при одной из атак они опять едва не врезались друг в друга, немец не стал больше рисковать и вышел из боя. Павел ликовал. Это была его большая победа. Моральная победа безоружного над вооруженным до зубов, сильным врагом.

Конец Первомайских праздников 1943 года застал Павла в запасном авиаполку, где он переучивался на поступивших из Америки истребителях «Аэрокобра». Вначале бытовало мнение, что на этих машинах нельзя выполнять штопорные фигуры высшего пилотажа. Однако, Камозин, полетав на «Аэрокобре», понял, что её как и любой другой истребитель, можно «укротить», если обладать хорошей техникой пилотирования. Он был уверен в возможности и необходимости освоения всего высшего пилотажа на этой машине. Без этого летчик много теряет в воздушном бою.

Задумано – сделано. И на последней тренировке перед окончанием учебы Павел выполнил целый каскад фигур высшего пилотажа.

Когда же, после посадки, его вызвали к командиру полка, Павел шел в штаб с неважным настроением. Ожидая нагоняй за самовольство. Однако, командир полка вместо головомойки вручил Павлу Камозину только что полученную телеграмму и поздравил его с присвоением звания Героя Советского Союза.

Так к полученным ранее орденам «Отечественной войны» и «Красного знамени» добавился «Орден Ленина» и Золотая Звезда.

Золотой Звездой Героя Советского Союза был награжден и Сергей Азаров, только посмертно. Этой награды он был удостоен за подвиг, который совершил, спасая командира эскадрильи. В воздушном бою с превосходящим противником Сергей Азаров, оставшись без боеприпасов прикрывал своим самолетом спускавшегося на парашюте комэска, у которого был подожжен самолет. И тогда самолет Азарова поджег в воздухе знаменитый немецкий ас Граф. Сергей Азаров и на горящем самолете прикрывал комэска, пока тот не приземлился благополучно, и только после этого выбросился на парашюте сам. От полученных ожогов Азаров через два дня скончался в госпитале.

Узнав о смерти друга, Павел Камозин поклялся отомстить Графу и стал искать с ним встречи.

Одним из ярких подвигов Камозина было уничтожение немецкого транспортного самолета с 18 генералами и высшими офицерами, которые везли на Крымский фронт награды войскам переднего края.

Возвращаясь с боевого задания 31 декабря 1943 года, Камозин с ведомым Владыкиным вывели самолеты из облачности в районе Крымского поселка «Семь колодцев». И тут Камозин увидел летящий на высоте метров сто большой транспортный фашистский самолет в сопровождении шести истребителей. Поняв, что перед ним не простой транспортник, Павел атаковал его и сбил. При ударе о землю транспортник взорвался. Все было сделано так быстро и внезапно, что истребители сопровождения не успели оказать помощь своему подопечному. Скрывшись в облаках, Камозин с Владыкиным благополучно вернулись на базу. А в немецких войсках вместо новогоднего торжества по всему фронту был объявлен траур.

После этого случая немцы стали охотиться за Камозиным целыми отрядами. Поставив цель уничтожить дерзкого аса во чтобы то ни стало, они объявили за его голову крупную награду. Стоило Павлу появиться в воздухе и выйти в эфир, как фашистские радиостанции поднимали крик:

- Внимание! Внимание! В небе Камозин! Будьте осторожны! Следите за воздухом!

Но как ни старались немецкие летчики сбить Камозина – все было тщетно. Виртуозная техника пилотирования, умелое ведение воздушного боя и бесстрашие выручало Павла из самых критических положений. Тогда разъяренные фашисты вызвали на фронт начальника высшей летной школы Графа. Специально для того, чтобы уничтожить Камозина.

Встреча Камозина с Графом состоялась в районе Керченского плацдарма. В этом поединке все шансы на победу были на стороне Графа. У него имелся и запас высоты и запас горючего, тогда как Камозин заканчивал патрулирование и у него горючее было на исходе.

Оставалось одно: как-то перехитрить графа. Сделав вид, что не замечает грозящей опасности, Камозин решил подставить себя под удар. Вызвать Графа на атаку. Собравшись до предела, мобилизовав всю силу воли и выдержки, Павел ввел машину в разворот, на сближение с врагом. Несмотря на свой огромный опыт и сто шестьдесят побед в воздушных боях, Граф не разгадал уловку советского аса и, выбрав удобный момент, ринулся в атаку. Однако, Камозин предугадав момент открытия Графом огня, резким маневром вывел свою машину из-под удара и, в свою очередь атаковал и сбил пикирующий «Мессершмидт».

С Графом было покончено. Сергей Азаров отомщен.

Вскоре Павла Камозина вызвали в Москву. Там, в Кремле, Михаил Иванович Калинин вручил ему вторую Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Ко времени разгрома Восточно-Прусской группировки фашистских войск, Павел Камозин довел личный счет сбитых самолетов до 35 и, ещё 13 было сбито при его участии в групповых воздушных боях.

В одном из боев над Восточной Пруссией, после бомбардировки нашими самолетами Данцига, истребители сопровождения возвращались на базу и тут у машины, Павла Камозина заклинило мотор. При вынужденной посадке на неровную местность истребитель потерпел аварию.

Тяжело раненый, получивший переломы обеих ног, Камозин был найден нашими разведчиками и отправлен в госпиталь. Там, в госпитале, и застал Павла День Победы.

Небо Родины – мирное, светлое. Окончилась война, но он, молодой летчик, мастер, ас, будет ли он летать? Без этого Камозин не представлял себе жизни. Потянулись месяцы лечения, месяцы размышлений, сомнений, воспоминаний.

Павел Михайлович был в жизни человеком немногословным, редко говорил о семье, о близких. А между тем, воевали на фронте его трое братьев, ждала и гордилась сыновьями мать, была у него невеста. И чтобы понять истоки подвига, понять, как рождаются герои, что их формирует нужно вспомнить об этой дружной рабочей семье, воспитавшей детей в строгом уважении к труду, к своему человеческому, гражданскому долгу. Так и свою семью строил потом Павел Михайлович Камозин…

Вспоминают жена, дети, друзья…

Лидия Яковлевна: Это была удивительно скромная семья. Вот пример такой, мать его жила на улице, где после войны ещё не было водопровода. Ей предложили: вы же мать героя, давайте мы вам прежде проведем. Нет, сказала она, зачем, если всем, то и мне. Одной не нужно. И Павел Михайлович был очень скромный человек всю жизнь, не любил выделяться. Когда ему предложили оборудовать дачу и привезти всё бесплатно. Он отказался. Всё сделал своими руками, до последней досточки.

Ольга: Мы гордимся отцом. Мне иначе и не представляется: герои только такими бывают, людьми негромкими, славы отец не любил, он нас учил труду, учил полагаться во всем на себя.

Михаил: Я выбрал военную биографию, конечно, благодаря отцу. Он в войну Родину защищал, а я, как и все мое поколение – мы все их преемники. Вот и сына в честь дедушки назвали. Учится он в школе №11, которая носит имя Павла Михайловича Камозина, его деда, учившегося тоже здесь. Теперь юные бежичане рассказывают гостям своей школы о герое-земляке. И рассказать им есть что: экспонаты в музее Камозина собирались много лет, его биографию знает здесь каждый ученик.

Георгий Михайлович Карман - директор музея Павла Михайловича Камозина:

На биографии Павла Михайловича Камозина мы воспитываем наших ребят. Воспитывает и большая собирательская деятельность, прикосновение к подвигу героических поколений. Мы переписываемся со многими школами, носящими имена героев, обмениваемся материалами. И многие наши выпускники решают посвятить жизнь защите Родины.

Это уже слова, память о подвиге. Жизнь продолжалась. Росли дети, налаживалась мирная жизнь с её заботами и трудом, восстанавливался Брянск. Камозин вернулся к летной работе – небо по-прежнему держало его в своих огромных, сильных и нежных руках. Нелегко давалась ему любая работа – последнее ранение в ноги было очень тяжелым. Но он летал, пока была возможность.

А война жила в памяти, в снах, делах. Вспоминалась, когда сажали ветераны аллею мира в Севастополе, когда открывал он праздничную демонстрацию в Брянске, почетным гражданином которого был избран, когда встречался с молодежью.

Одна встреча взволновала Павла Михайловича особенно сильно – встреча с Юрием Гагариным. Оба люди большого полета – слава и гордость авиации, они с уважением пожали друг другу руку.

Кто знает, не думал ли Камозин: если бы не война …

А память о его подвиге и жила, и живёт своей жизнью. Приводит посетителей в музей Павла Михайловича, оставляет слова восхищения в книге отзывов, воспитывает новых защитников Родины …

<Из повести Г. К. Реймерса . « Внимание! В небе Камозин.»



От автора.

Работая над повестью, я ставил цель создать не строго документальное, и скорее художественное произведение, основу которого составили действительные события боевой жизни дважды Героя Советского Союза Павла Михайловича Камозина и Героя Советского Союза Сергея Семеновича Азарова. Поэтому некоторые эпизоды объединены или несколько «сдвинуты» во времени.

При описании немецкого аса Графа, действительно сбитого Камозиным, мне хотелось создать типичный образ фашистского летчика.

Посвящая повесть советским летчикам, приношу глубокую благодарность дважды Герою Советского Союза П.М. Камозину и сестре Героя Советского Союза С.С.Азарова Полине Семеновне Азаровой, любезно предоставившим обширный фактический материал, который значительно облегчил мою работу.

Г.К.Реймерс



Быстро летели школьные года, заполненные учебой и разными мальчишескими делами. Павлушка учился с большой охотой. Хотелось так же, как старшие Ольга и Николай, окончить школу, поступить в техникум или вуз. Но время было тяжелое, неурожай 1931 и 1932 года вызвали голод. Глядя, с каким трудом родители сводят концы с концами. Павлушка твердо решил, что не будет в семье нахлебником. Закончив шестой класс, заявил отцу:

- Все, батя. Пойду на завод.

- Куда тебе!- всплеснула руками Софья Ивановна – Четырнадцать едва исполнилось.

Но Павлушка упрямо мотнул головой.

- Сказал – пойду. Вон Борька скоро ФЗУ кончит, а я что?

Софья Ивановна обернулась к мужу.

- Михаил, скажи хоть ты слово. Ну, такой из него работник?

Отец критически взглянул на сына. Шлепнул по широкий спине. Усмехнулся.

- Ничего, парень, что надо! Пусть специальность получит. Поработает, потом можно или рабфак.

Павлушка повеселел от отцовской похвалы. А Михаил Алексеевич сел на табурет, расправил усы.

- Ты Софья, возьми, к примеру, меня. Тоже в его годы рабочим стал. И академий не кончил, а живем не хуже других.- Похлопал по плечу подошедшего сына.- Будь по –твоему. Иди на завод. Рабочая закалка настоящего человека делает. Только смотри.- добавил он строго, - чтобы без филонства.

- Не беспокойся, батя, не подведу,- твердо заверил Павлушка.

«Мессершмитт» появился неожиданно, словно возник из ничего. Первые мгновения у Павла еще теплилась надежда, что враг его не заметит. Но тот начал разворачиваться. Так и есть, будет атаковать.

Что делать? Увертываться от обстрела? Бесполезно.

Один раз увернешься, другой. Потом все равно подловит. Перед ним не мальчишка -сопляк. Тот не стал бы ввязывается в бой один на один. Что же теперь - бежать, пока есть возможность? Ну, уж нет! Направив свой «ЛАПП» навстречу врагу, Павел дал полный газ.

Лобовая атака! Много раз он слышал о ней из рассказов бывалых однополчан, а вот испытать, что это такое, еще не пришлось. Да и, наверно, больше не придется. На что может рассчитывать летчик, оставшийся без боеприпасов, перед опытным, хорошо вооруженным противником?

И Павел решился на последнее средство борьбы, которым располагал - на таран.

Всего каких-нибудь четверть часа назад он со всей восьмеркой штурмовал неприятельские войска на шоссе, ведущем в Краснодар. Под метким огнем его «ЛАГГов» горели, рвались грузовики с боеприпасами и снаряжением. Не находя в степи укрытия от уничтожающего обстрела с воздуха, в панике метались фашистские вояки. Учинив на шоссе настоящий разгром, истребители легли на обратный курс к базе. И тут Павел не удержался от соблазна. Заметив невдалеке от дороги легковую автомашину, он приказал командиру звена вести группу, а сам пошел на снижение. Такие автомашины обычно были в штабах. Павел считал, что вполне успеет с ней расправиться и догнать своих. Одной очереди оказалось достаточно, что бы ее поджечь. Камозин еще раз обстрелял опомнившихся было фашистов, и тут его оружие смолкло. Боеприпасы кончились. С набором высоты он развернулся и пошел вдогонку за своей группой. А теперь….

«Мессершмитт» буквально вырастал на глазах. По привычке поймав его в перекрестье прицела, Павел видел, как быстро вражеский самолет заполняет обозреваемое пространство, с какой огромной скоростью мчатся они навстречу один другому, навстречу гибели. Но не о смерти думал Павел. Смерть была уже делом решенным, неизбежным. О ней не следовало даже вспоминать. Он знал, что немец вот-вот откроет огонь. Остаток своей жизни, продолжительностью всего в несколько мгновений, нужно прожить так, чтобы уцелеть до решающего удара, не дать сбить себя преждевременно.

Солнечным летним днем к воротам госпиталя подъехал зеленый армейский «козлик». Шофер вылез из машины, прошел в вестибюль.

- За капитаном Камозиным, из части, - сказал он дежурной сестре.

- Сейчас придет. Возьмите его вещи.

Шофер взял небольшой коричневый чемоданчик, реглан и направился к выходу.

Вскоре из госпиталя вышел Павел. Распрощался с провожающими его товарищами и медработниками. Осторожно, опираясь на крепкую палку, спустился по широким ступеням лестницы и стал медленно переходить площадь. У входа в аллею остановился, прислушался. Высоко в небе шла девятка истребителей. Они то исчезали за кучевыми облаками, то вновь появлялись на фоне глубокой небесной синевы. Звонко, как туго натянутые басовые струны, пели моторы.

Прикрыв глаза ладонью от слепящих солнечных лучей, Павел смотрел вслед самолетам, пока она не растаяли в лазурной дали. Смолк гул моторов. Павел вздохнул, посмотрел на свою дубовую палку и вдруг с размаха забросил ее далеко в кусты.

Словно освободившись от чего-то гнетущего тяжелого, он выпрямился и, прихрамывая, пошел по аллее к ожидающей его автомашине.

Фото