Коллекция воспоминаний и личных документов участников 3-х революций, гражданской войны и установления власти Советов на Брянщине

(12+) К 100-летию Октябрьской революции представляем документы из фонда "Коллекция воспоминаний и личных документов участников 3-х революций, гражданской войны и установления власти Советов на Брянщине" - отрывки из воспоминаний участников Октябрьской революции - И.Н.Крюковского и А.И.Фещенко.

Воспоминания И.Н.Крюковского о первых днях Великой Октябрьской революции на Брянщине, об организации Красной Гвардии.

На месте нынешнего завода дорожных машин в Брянске стоял Арсенал, старинное предприятие, принадлежавшее артиллерийскому ведомству. На этом заводе вырабатывали артиллерийские орудия, зарядные ящики, упряжь и прочее артиллерийское снаряжение.

Меня определили работать учеником в шорный цех, который находился на Покровской горе, недалеко от дома начальника завода генерала Лукашова. Учителем моим оказался высокого роста, серьезный, строгий с виду мужчина лет 27-30 Кульков Михаил Максимович.

Тов.Кульков был одним из крупнейших большевиков Брянщины, и, впоследствии, вместе с Игнатом Фокиным неутомимо строил и укреплял Советскую власть в Брянске. Выходец из Петроградской рабочей семьи и сам коренной рабочий, он хорош знал нужды и чаяния рабочих. Спокойный и уровновешанный, справедливый и отзывчивый к чужой беде, Михаил Максимович пользовался заслуженный уважением среди рабочих Арсенала. А уж мы, подростки-ученики, готовы были выполнить любое поручение дяди Миши. Надо сказать, что М.М.Кульков среди всей большой работы, которую вел он, как большевик, среди рабочих Арсенала, всегда находил время поговорить с молодежью. То расспросит о домашней жизни, то даст дельный совет по работе, подбодрит унылых, а то и крепко проберет за промахи.

...Наступил 1917 год. После февральской революции большинство рабочих Арсенала шло за большевиками. На Арсенале возникла боевая группа молодежи, которая работала под руководством большевиков. Михаил Попов, Груня Петрова, Иван Морозов, Вася Жданов, Иван Михайлов - погибли впослед¬ствии на фронте гражданской войны,- были неутомимыми помощ¬никами большевиков, и завкома.

Весной и летом 1917 года большевики Брянска развернули большую агитационную и организаторскую работу не только среди рабочих, но и среди солдат гарнизона и крестьян ок¬рестных деревень.

Февральская революция, свергнувшая самодержавие в России, не принесла улучшения в жизни рабочих и крестьян. Фабрики и заводы оставались в руках буржуазии, земля - у помещиков. Империалистическая война продолжалась. Цены на продукты неудержимо росли. Голодали рабочие, голодали и крестьяне. Жадно слушали трудящиеся большевистскую правду и все яснее начинали понимать, что спасение от всех бед и зол даст только пролетарская, социалистическая революция.

После расстрела июльской демонстрации кончилось двоевластие в стране. Буржуазия начала готовиться к установлению кровавой диктатуры ген. Корнилова. VI съезд партии большевиков, учитывая изменившуюся политическую обстановку в стране, принял решение о подготовке вооруженного восстания в стране для свержения буржуазии и установления пролетарской диктатуры.

В августе в Арсенале начал создаваться отряд Красной Гвардии. Дело произошло так: 30 августа из завкома (а завком возглавлялся большевиками) поступило в цеха извещение, что после работы в заводском клубе ''Металлист" состоится собрание по вопросу об организации Красной Гвардии.

После гудка все повалили в клуб и, конечно, молодежь, обогнала "старичков". На сцене выступили с горячими речами: большевики тт.Шокин, Кульков, Крапивницкий и другие.

В постановлении общего собрания рабочих Арсенала по текущему моменту говорилось:

"Революция в опасности. Предатель Корнилов открывает путь к Петрограду и предает страну германским грабителям. Спасти страну! Спасти революцию! Сплотимся около своих Сове¬тов! Поддержим власть, опирающуюся на Советы рабочих и солдатских депутатов".

В постановлении по второму вопросу - об организации Красной Гвардии, единодушно принятом собранием, было сказано: "Для защиты завоеваний революции организовать рабочую Красную Гвардию Брянского Арсенала".

11 сентября 1917 г. - на заседании Брянского Совета, по предложению большевика И.Фокина было принято решение об организации Красной Гвардии.

Сейчас же началась запись добровольцев. Но принимали не всех, а только наиболее преданных революции и выдержанных. Рабочие-то знали друг дружку отлично и кто чем дышит известно было. И вот когда на сцену полез известный всему заводу Петька Кутман, анархист-террорист, вечно, пьяный забулдыга и хулиган, то из задних рядов закричали:

- А этот-то чего полез?
- Не пускайте Кутмана...,

Большевики, выступавшие на этом собрании, в интересах конспирации - говорили, что отряд Красной Гвардии организуется для борьбы с Корниловщиной и охраны завода, но тут же до¬вольно прозрачно намекали, что в грядущих классовых боях с буржуазией Красная Гвардия будет авангардом пролетариата. И рабочие отлично понимали для чего организуется Красная Гвардия. Из зала неслись одобрительные возгласы:

- Колька, гляди не осрами кузнецов, - напутствовали кузнецы своего парня.
- Вася, не робей, крой их в хвост и гриву, - кричали из зала какому-то парню, который уже получил Красную нарукавную повязку красногвардейца. И всем было понятно кого это на¬до "крыть в хвост и гриву".

Настроение рабочих, особенно молодежи, на этом собрании было исключительно приподнятым, боевым. В отряд Красной Гвардии сразу записалось около 70 человек. Вступил в отряд и я вместе с дружками Мишей Поповым, Васей Сиговым, Николаем Кривошапкиным...

Но скоро вопрос о вооружении нашего отряда Красной Гвардии удачно разрешился.

Еще в начале империалистической войны, ввиду немецкого наступления, в Брянск был эвакуирован Двинский арсенал. Склады оружия и мастерские Арсенала были временно расположены в Галерных сараях (на берегу Десны, возле Черного моста). С мастерскими эвакуировались из Двинска рабочие, и в их числе большевик Георгий Куприянович Крапивницкий. Это был незаурядный человек. Очень высокого роста, с висящими вниз длинными усами, он производил впечатление мягкого, застенчивого человека. В действительности же это был очень волевой человек, непреклонный там, где речь шла об интересах революции, хотя и очень отзывчивый, мягкий в обращении с товарищами. Партия знала где использовать Георгия Куприяновича Крапивницкого - он был впоследствии председателем револ.трибунала, а потом председателем Брянского Губчека.

Тов.Крапивницкий много сделал для вооружения брянских рабочих.

Из большевистского центра готовы были совершить переворот в городе. На улицах города не стало видно разряженных буржуазных дам и их деток, все меньше становилось ''нарядных" милиционеров с белыми повязками. Часть рабочих парней, случайно оказавшихся на службе в буржуазной милиции, была вычищена оттуда за "неблагонадежностью". Носились слухи о вооружении буржуазных сынков, о готовящихся в городе погромах, обысках. Обыск. У меня взяли наган и винтовку.

Долгими осенними ночами мы патрулировали в городе. Нигде ни огонька. Временами раздаются выстрелы или крик о помощи. Сейчас же бежим на помощь. Несколько раз вступали в перестрелки с бандитами. Красногвардейцам удалось поймать и расстрелять бандитов Маслова и Евсикова, которые со своими шайками некоторое время терроризировали население Брянска.

26 октября (8 ноября по новому стилю) в Брянске было получено сообщение о происшедшей в столице революции. Днем раздался долгий гудок на Арсенале. Красногвардейцы со всех окраин спешили к центру. Произошло что-то исключительное. Буржуазные особняки точно вымерли .Ставни закрыты. Ворота заперты. На, улицах ни буржуазии, ни милиции, ни извозчиков. В клубе "Металлист" собираются несколько сот рабочих. Все напряженно взволнованы.

На трибуне Игнат Фокин. В мертвой тишине он сообщает нам о совершившейся пролетарской революции в Петрограде. Криками "ура" и долгими аплодисментами отвечаем мы.

С этого собрания большевики повели небольшие отряды Красной Гвардии для занятия государственных учреждений: здания городской Думы, общественного собрания, почты и телеграфа, вокзалов, воинского присутствия и т.п. Игнат Фокин повел отряд человек в 12 для занятия казначейства. В этом отряде был и я.

Так началась моя служба при новой, Советской власти. После нескольких недель охраны казначейства я вместе с другими красногвардейцами был направлен на охрану вокзала и для поддержания порядка на узле Брянск 1.

В отряд Красной гвардии вступила большей частью заводская молодежь. Это был горячий народ, решившийся до конца, с оружием в руках защищать рабочую власть от всяких врагов. Но беда была в том, что среди нас было очень мало "старичков", уже прошедших тяжелую, но и полезную школу солдатчины в царской армии. Большая часть из нас держала в руках боевую винтовку впервые.

Начались дни учебы. Каждый день, после работы, мы собирались в клубе "металлист" (винтовки носили с собой и на работу и домой). Отсюда отправлялись на стрельбище, устроенное в конце глубокого оврага Верхнем Судке. До темна здесь гремели выстрелы, слышны были звуки команд или лихие песни.

В начале стреляли, конечно, плохо. Но все красногвардейцы отлично понимали, с каким хорошо обученным врагом нам скоро предстоит столкнуться - белые офицеры, юнкера, и потому все полны были горячего желания освоить оружие.

Вооружение рабочих Брянска сильно встревожило местную буржуазию. Начали закрываться один магазин за другим. В начале октября все магазины, лобазы, склады на Московской улице (ныне улица им. Калинина) были закрыты: на дверях, окованных железом, огромные замки, на окнах - железные жалюзы. Купцы Комаров, Сокольниковы, Колегаевы и другие понимая, что власть Временного правительства по¬висла в воздухе, лишившись всякой охраны в стране, после неудачного корниловского мятежа, начали прятать товары, особенно продовольствие. Они хотели по призыву московского миллионера Рябушенского задушить рабочих Брянска "костлявой рукой голода".

Зашевелились монархические элементы. Буржуазия устраивала ночные совещания, сеяла ложные слухи, слала всяких делегатов в Москву и соседние города для связи с тамошними монархистами.

В этой напряженной обстановке нам, красногвардейцам Брянска, пришлось фактически взять на себя охрану города от попыток терроризировать население, которые совершали буржуазные сынки…

Вспоминается одна из первых боевых операций нашего отряда Красной гвардии. Дело было в конце сентября или в первых числах октября. В завком арсенала поступило сообщение о том, что в деревне Выгоничи у помещика Муравьева имеется много оружия, собираются монархические офицеры и чуть ли не готовится нападение на Брянск с целью разоружения и расправы над рабочими.

В ночь по тревоге около 30 красногвардейцев под командой тов. Крапивницкого выехали на автомашине в деревню Выгоничи для обыска в усадьбе Муравьева.

Глубокой ночью прибыли в Выгоничи. Здесь с помощью местных крестьян-бедняков нашли усадьбу помещика и начали окружать его дом. Помню огромный фруктовый сад и большой одноэтажный дом помещика, темнеющий сквозь деревья.

Что-то встретим мы в нем? Яростное сопротивление, возможно пулеметный огонь... Сердце стучит, временами замирает, но крепче сжимаем винтовки и потихоньку цепью приближаемся к помещичьему дому. В доме ни огонька и ни звука. На яростный лай собак никто не вышел. Готовые ко всему красногвардейцы заняли посты у всех дверей и окон. Командир отряда тов.Крапивницкий, подойдя к центральному входу, смело застучал в дверь.

Вскоре послышались шаги за дверью и недовольный мужской голос спросил:
-Кто это барабанит глубокой ночью?
-Отряд Красной гвардии прибыл из Брянска, - громко чеканит т. Крапивницкий.

За дверью притихли, потом донесся какой-то шопот. Мы стояли замерев, думая об одном: откроем или не откроет... И вдруг щелкнул внутренний замок, загремели какие-то цепочки, дверь распахнулась и перед нами предстал сам хозяин дома Муравьев.

44 года прошло с тех пор. Многое забылось, что было в жизни, но эту первую операцию нашего отряда почему-то помню с поразительными подробностями. Вспоминается фигура помещика, то нагло требовательного и полного презрения к нам "хамам", то униженно-льстивого, подобострастного. Его испуганные домочадцы. Быстро рассредоточиваемся по комнатам. Роскошь - ковры, бархатом крытая мебель, картины, статуэтки - все сказочно, все поражает нас, рабочих парней.

Из спален приводят в зал 3-х еле одетых офицеров. Их присутствие Муравьев объясняет родственными отношениями: один сын и два зятя.
-Оружие есть?
-Оружие есть - находим в комнатах несколько револьверов, шашки, охотничьи ружья.

При обыске чердака нашли исправный пулемет с уже заправленной лентой. Он был нацелен в сторону деревни. Помню как смехотворно объяснял вконец растерявшийся помещик нахождение этого пулемета на чердаке.

- Не знаю, не знаю, наверно кто-то затащил без моего ведома.

Во время обыска в кабинете помещика в письменном столе обнаруживаем большое количество золотых денег. Их даже не пересчитывали, только молча переглянулись, закрыли ящик на ключ и отдали его хозяину.

Ни одной вещицы не пропало в доме помещика Муравьева, находившемся всю ночь во власти рабочих-красногвардейцев, большевиков, тех людей, которых буржуазия всего мира клеймила как грабителей.

В нескольких комнатах лежали грудами только-что снятые яблоки. Мы постеснялись даже яблоко взять из кучи. Богатейший погреб был заставлен бутылками вин разных сортов и наименований, и здесь никто не соблазнился. Очень блюли мы свою красногвардейскую честь.

Утром вся деревня уже знала о прибытии отряда Красной гвардии. Крестьяне уже разбирались в политике, знали что Красная гвардия стоит за рабочих и крестьян. Об этом свидетельствует такой факт.

Рано утром в доме помещика появляется группа крестьян и начинает жаловаться нашим красногвардейцам на помещика. У одного он забрал корову, якобы за потраву, у другого отрезал часть земли и т.п.

Мужички попались самые забитые жизнью и нуждой, в рваных армяках, в лаптишках. Они еще кланялись, сняли шапчонки перед барином, но выкладывали свои жалобы с такой горечью и гневом, что видна была их готовность перейти от слов к делу. Накипело на сердце окончательно. Ну мы в то время еще не были облечены государственной властью, власть то еще была в руках буржуазии и ее прихлебателей-меньшевиков эсеров. Поэтому, предложив помещику исправить все несправедливости и пообещав доложить обо всем Брянскому Совету, мы отпустили крестьян. А уж помещик-то лебезил.

-Да мужички, да я всей душой...
-Противно было смотреть и слушать.
-Как же быть с арестованными офицерами?

Решаем потребовать от них обещания - не принимать активного участия в борьбе против Советов и оставить их. на свободе.

Взяв с собой найденное оружие, радостно возбужденные удачной операцией, уезжаем в Брянск. Наивны мы еще были и не изведали еще всей звериной жестокости врага и потому оставили на свободе заведомых врагов.

В Брянске нарастал революционный подъем. В сентябре-октябре дня не было без собраний, митингов. Перед рабочими с уговорами, обещаниями, а то и угрозами выступали меньшевики, эсеры, анархисты. Но рабочие Брянска уже твердо знали, что правда на стороне большевиков и жадно прислушивались к выступлениям большевиков.

Наибольшим успехом пользовался страстный оратор большевик Кульков Михаил Максимович. На трибуне он просто преображался. Игнат Иванович Фокин всегда выходил победителем в диспутах, которые часто устраивали местные эсеры и меньшевики.

Помнится колоритная фигура Николая Бодрова, рабочего Арсенала. Он себя называл анархистом-коммунистом, но по идейной платформе примыкал к большевикам и в 1924 г., изжив свои анархические заблуждения, вступил в ряды Коммунистической партии. Его выступления против эсеров и меньшевиков всегда пользовались исключительным успехом среди рабочих.

В последних числах октября мы, красногвардейцы, рабочие Брянска были уже готовы по первому сигналу...

Ночью, когда я и несколько товарищей, сменившись с караула, спали в караульном помещении, внезапно загремели выстрелы. Хватаем винтовки и выскакиваем на улицу. Вдали видны убегающие фигуры, которые временами останавливаются и сверкают огоньками выстрелов. Рассыпаемся в разную цепь и начинаем преследовать налетчиков... Так начиналась моя служба при новой Советской власти.

На всех главных зданиях города подняты красные флаги. Везде и во всем чувствуется, что власть наша, власть рабочих. И пусть еще в Совете истерически вопят местные меньшевики и эсеры. Пусть временами они протаскивают антисоветские решения, исполнять эти решения некому, т.к. рабочие Брянска и Бежицы, солдаты и крестьянская беднота за Советы, за большевиков.

...После нескольких недель охраны Казначейства я вместе с другими товарищами был направлен на охрану вокзала и для поддержания порядка на узле Брянск 1. На Брянск 1 нас, красногвардейцев с Арсенала, было человек 30. Нас разместили в вагоне IV класса с железной печуркой. В вагоне нары в два этажа.

Питание мы получали с кухни бронепоезда им. Брянского Совета, стоявшего на формировании на запасных путях. Командование над нами принял т. Стуц Вилли Карлович, большевик, латыш по национальности. Молодой, стройный красавец, Стуц, за личную храбрость получивший офицерское звание в империалистическую войну, начал внедрять в нашем отряде действительно воинскую дисциплину.

На Брянске 1 нам приходилось задерживать переодетых офицеров, пробиравшихся на юг, к центрам контрреволюции, дезертиров, спекулянтов. Помню, однажды мы разоружали одного подвыпившего казачьего сотника. Он сидел в малоосвещенной части вокзала завернувшись в широченную бурку. Нас в патруле 3 молодых красногвардейца. Предлагаем предъявить документы. Молчит. Только бешенством наливаются глаза. Снова требуем документы. И вдруг офицер рывком сбрасывает с себя бурку и выхватывает шашку.

- Вот мой документ. Видали - кричит он. И со свистом рассекает воздух.

Толпа вокруг нас начинает редеть. Выставил винтовки наперевес - прижимаем подвыпившего офицера к стене и ... и не знаем, что делать дальше. На шум появляется начальник караула т. Трум. Решительно отодвинув нас в сторону он подходит к казачьему сотнику и строгим тоном безаппеляционно требует сдать оружие. Тот взглянув в лицо т.Трума как-то обмяк и покорно, дрожащей рукой, протягивает шашку и затем отстегивает револьвер. Таких случаев было много, очень много.

Помню, однажды, по тревоге выстроили нас на перроне ночью возле готового к отправлению небольшого состава. Командир т.Стуц обратился к строю с небольшой речью.

- Пора Вам, товарищи, пороха понюхать. Оказывается разгромленные под Петроградом корниловцы...

Здание казначейства находилось против дома лесозаводчика-миллионера Могилевцева (ныне здание городского Совета). В Казначействе тов.Игнат Фокин представил комиссара и начальника караула Гавриила Колзунова казначею Воронцову и заявил, что отныне, казначейство обязано выполнять только распоряжения Совета рабочих и солдатских депутатов.

Воронцов вполне локально отнесся к факту установления Советской власти и, впоследствии, был одним из ответственных работников Брянского отделения Госбанка.

Нам отвели караульное помещение и расставили по постам, установив порядок смены. Потянулись дни однообразной караульной службы. Если дежуришь днем, то всякий раз присутствуешь при открытии кладовой и выдаче ценностей. Ночью иной раз слышишь песни, или звуки гармошки - где-то гуляет молодежь - вздохнешь невольно, дело молодое, и, свернув махорочную цыгарку, еще зорче вглядываешься в ночную темноту, еще напряженнее прислушиваешься к ночным звукам.

Однажды ночью нам пришлось отразить нападение банды на казначейство... Сказали:

- Требуется срочно взять охрану банка.

И вся шеренга красногвардейцев сделала шаг вперед. Но отобрали только 12 человек. Дежурили посменно. А в свободное время приходилось и работать. Спать приходилось мало. Ведь мы охраняли народное достояние.

Однажды ночью, когда я и несколько моих товарищей, сменившись, зашли в караульное помещение, на улице внезапно загремели выстрелы. Мы за винтовки и видим к банку приближаются силуэты. Изредка оттуда вспыхивали огоньки выстрелов. Рассыпаемся в редкую цепь и смело встречаем налетчиков.

Оказалось банда думала захватить нас врасплох и забрать государственные ценности. Но им это не удалось. Красногвардейцы отразили нападение…

Основание: Ф.1106, оп.1, д.19, лл. 1-16.

Александр Фещенко. Годы боевые (воспоминания) 1917 – 1920

Временное правительство готовило наступление. Из тыловых запасных полков на фронт направлялись маршевые роты и вновь испеченные, на скорую руку подготовленные юнцы прапорщики.

В древних Карпатах чуть ниже гребней высот, на склонах и в низинах стояли друг против друга русские и германские войска, зарывшись в твердый грунт из камня и песка.

Мне пришлось находиться здесь с мая по ноябрь 1917 г.

В горах затишье. Ни с той, ни с другой стороны не наблюдается ни малейшей активности. Торжественно стоят рощи из елей, сосен и чернолесья. Тут была тишина, а на Родине происходили крупные события.

Впоследствии на фронте стало известно, что наступление русских частей Юго-Западного фронта против немцев, начатое 18 июня, провалилось. Погибли тысячи солдат в этом наступлении, затеянном русской реакцией в угоду империалистам Англии, Франции и Америки. Империалисты Германии устраивали ликование.

Доходили скупые известия с Родины, что в Петрограде и Москве произошли антивоенные демонстрации рабочих под лозунгами перехода власти к Советам, что реакция перешла в наступление. 4 июля в Петрограде была расстреляна демонстрация рабочих, солдат и матросов, которая шла под большевистским лозунгом «Вся власть Советам».

Большевистская партия вынуждена была идти в подполье. В.И.Ленин перешел на нелегальное положение и скрывался от расправы на ст.Разлив, а затем в Гельсингфорсе и Выборге. Стало известно, что 12 июля восстановлена смертная казнь на фронте. Верховным главнокомандующим назначен генерал Корнилов, на которого реакция возлагала большие надежды.

Летом в частях фронта ходили слухи, что главковерх генерал Корнилов метит в диктаторы России. Среди офицеров были разговоры, что Корнилов собирается увеличить жалованье офицерам в четыре раза. Эти слухи не вызывали энтузиазма среди большинства офицеров, а среди солдат порождали острую ненависть. Всем было понятно, что с приходом к власти Корнилова будет надето на народ монархическое ярмо, еще с большим рвением погонят солдат гибнуть за интересы капиталистов, помещиков и царских чиновников. Однако, недолго ходили слухи о притязаниях Корнилова на диктаторство.

Большевистская партия призвала рабочих Петрограда на борьбу с Корниловым. Были организованы рабочие дружины. Войска, посланные Корниловым на Петроград, были повернуты обратно на фронт, генерал Крымов, который должен был по заданию Корнилова захватить Петроград, застрелился, а 1 сентября в Могилеве Корнилов был арестован вместе со своими ближайшими сподвижниками.

Фронт облетела великая весть – 25 октября в Петрограде рабочие и солдаты под руководством ленинской партии свергли временное буржуазное правительство и взяли власть в свои руки – свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция, организован Совет Народных Комиссаров под руководством Ленина, Советская власть начала устанавливаться по городам и селам России. Агитаторы-большевики разъясняли, что наступила новая эра – эра коммунизма, начало гибели капитализма, что войне скоро будет конец, что Советская власть землю передает крестьянам, фабрики в общественную собственность …

Командование Румынского фронта организовало курсы по подготовке офицеров. На этих курсах читались лекции об организации прорыва современного фронта. Эти курсы существовали даже после Великой Октябрьской социалистической революции. Матерые меньшевики читали лекции на курсах. Они заявляли слушателям, что Великая Октябрьская социалистическая революция есть «безумие», что голод рабочих Петрограда породил её, что достаточно якобы накормить рабочих, как «безумие» пройдет. Слушатели удивлялись такой брехне, но молчали.

Многим был ясен опыт народа, полученный в результате империалистической войны, участниками которой они были. Некоторые знали также, что революция 1905 года явилась генеральной репетицией для рабочих, солдат и крестьян в деле осуществления Октября. Многие слушатели понимали, что единственно правильный выход из создавшегося положения в стране был переход власти к рабочим и крестьянам, переход земли к крестьянам, установление рабочего контроля на фабриках и заводах, прекращение войны, затеянной царем и капиталистами, борьба с голодом и разрухой, порожденных войной и хозяйничаньем буржуазии и помещиков.

Эсерами и меньшевиками был организован «военно-революционный комитет» фронта, который вопреки своему названию преследовал контрреволюционные цели. Этот комитет вместе с командующим фронтом генералом монархистом Щербачевым безуспешно пытался организовать «революционную дивизию», как они её называли, а на самом деле контрреволюционную дивизию для борьбы с большевистскими военными частями фронта. Они долго скрывали от солдатских масс распоряжение Советской власти о предложении начать мирные переговоры, о приостановке на всем фронте военных действий.

Когда контрреволюционные поползновения эсеров, меньшевиков и монархистов были на фронте разоблачены, с фронта начали исчезать офицеры монархисты и заядлые поборники «войны до победного конца». Эти офицеры уходили на Дон, чтобы оттуда начать борьбу с властью рабочих и крестьян…

В ноябре 1917 г. с Румынского фронта шли эшелоны на родину с солдатами и офицерами, которым был предоставлен отпуск. Конечно, обратно в части они не возвращались.

В пути следования эшелонов в вагоны садились агитаторы, которые разъясняли солдатам смысл и значение Октябрьской революции, как революции рабочих, солдат и беднейших крестьян, Советской власти, как власти трудящихся. Говорили о прекращении войны, о большевистской партии – организаторе и руководителе рабочих и крестьян, о Ленине, как вожде трудящихся масс. Говорили о врагах Советской власти, против которых нужно крепко держать оружие. Были случаи призыва со стороны отдельных солдат к расправе с офицерами, сидящими в вагонах вместе с солдатами. Но против расправы с офицерами у некоторых солдат были такие соображения: - истреблять офицеров нужно, но каких? – которые идут против Советской власти. Многие из офицеров были раньше учителями, разными мелкими служащими и их к буржуазии причислять нельзя – они тоже из народа и идут с народом за Советскую власть, против капиталистов, за прекращение войны, за передачу земли крестьянам. У едущих домой было радостное настроение, каждый думал: - ну, наконец, вырвался из пекла …

Ночью сон переплетался с грезами радости встречи с давно покинутыми женами, детьми, стариками родителями, друзьями и знакомыми. Потоком проходили в мозгу родные места – поля и луга, рощи и речки, легкий теплый ласкающий ветерок, плеск воды …

Основание: ф. 1106, оп. 1, д.6, лл.1,3-7.

Воспоминания И.А.Ахрамеева об участии в Первой мировой войне, установлении Советской власти на Брянщине.

Я,Иван Алексеевич Ахрамеев, родился 28 сентября 1898 г. в семье рабочего, Орловской губ., Брянского уезда, село Дятьково. Отец мой, Алексей Егорович Ахрамеев, по происхождению из рабочих, быв. графа Мальцева. После реформы 1861 г. поступил на кустарную стекольную фабрику в с.Дятьково и проработал в ней до января 1918 г. стекловаром, столяром и последнее время модельщиком.

В январе 1918 г. отец умер, мать Анастасия АХРАМЕЕВА, по происхождению из крестьян, Орловской губ. До Октябрьской революции и после нее занималась домашним хозяйством и умерла в 1936 г. в г.Брянске.

В 1906 г. я поступил в Дятьковскую начальную школу и окончил 5 классов. В 1911 г., по окончании школы, поступил на работу в Дятьковскую хрустальную фабрику, к мастеру Круглову Петру Васильевичу. Проучившись у него один год, стал работать самостоятельно баночником-наборщиком. В данной специальности проработал два года. В 1913 г. выехал из Дятькова в Брянск, где работал в ресторане Матвея Степановича Гавриленко учеником пом. повара и затем сдал на отлично по кулинарному производству. В 1915 г. выехал из Брянска в г.Гомель, где поступил по вольному найму в качестве повара в военно-инженерную часть. В начале 1916 г. попал в г.Радалуц восточной Галиции на реке Прут и был зачислен рядовым в Финляндский стрелковый полк. Февральская революция меня застала рядовым Финляндского стрелкового полка. В боях под Тарнополем в Галиции, в июне 1916 г. был контужен и находился на излечении в военном госпитале г.Киева до сентября 1917 г. и был отпущен по болезни на родину в с.Дятьково, Брянского уезда, Орловской губ. Находясь в с.Дятьково, в октябре 1917 г. добровольно вступил в отряд Красной гвардии, который был организован Сентюриным Алексеем Степановичем, членом КПСС с 1905 г. Вместе с т.т. Дроновым, Сентюриным, Чижиковым Иваном Васильевичем и другими под командованием Анатолия Сетина. Принимая активное участие в провозглашении и восстановлении Советской власти, лично участвовал в организации волостного Революционного Комитета и других органов Советской власти, а также по поддержанию революционного порядка в Дятьковской волости и в ближайших рабочих поселках.

1 ноября 1917 г. по приказу Брянского Ревкома выехал из с.Дятьково с отрядом на ст.Брянск-1 Московско-Киевской ж.д. для выполнения задач, поставленных Брянским Ревкомом. По приезду в Брянск наш Дятьковский отряд был объединен и влился в отряд т.Кудинского. Нач. штаба был т.Стуц. Находясь в Брянске, выполнял разные поручения и приказы командира т.Кудинского. Обучал рабочих обращению с огнестрельным оружием и по поручению командования был в качестве представителя у т.Фокина И., где встречался с т.Крапивницким Григорием Панфиловичем, Панковым, с братьями Анцышкиным, где также встречал т.Малинина, т.Бодрова Николая Мартыновича и Никитина Александра. По поручению отряда был начальником караула охраны Военно-Революционного Комитета и брянского казначейства. По приказу Ревкома и своего командования неоднократно был членом комиссии по изъятию валютных ценностей, которая выражалась в золотых монетах - 5, 10 и 15 рублей, конфискация и изъятие валютных ценностей происходило под руководством т.т. Фокина И. и Медведева. В комиссию входили по изъятию ценностей т. Фокин, председатель, т.Крапивницкий, т.Бодров Николай Мартынович - участник гражданской и Отечественной войн, т.Панков, братья Анцышкины. Изъятые ценности сдавались в государственное казначейство.

В ноябре 1917 г. по приказу Брянского ревкома с объединенным отрядом Красной Гвардии выехал на ст. Гудиново по ликвидации контрреволюционно настроенных донских и кубанских казаков, которые проезжали на Дон и Кубань. Данные казачьи эшелоны двигались на Брянск. Не доезжая 10 км до ст. Жудилово, наш поезд был остановлен командованием отряда, я вместе с т.т.Дроновым и Чижиковым был послан в разведку. Собрав все данные о движении 2-х эшелонов по направлению к Брянску, наш поезд с отрядом Красной Гвардии двинулся на ст. Жудилово. Задача, поставленная Ревкомом, была выполнена. Казаки были обезоружены и не допущены в г.Брянск. Все отобранное оружие, военное обмундирование, кони были доставлены Брянскому Ревкому.

По выполнении боевой задачи отряд возвратился на ст.Брянск-1. Обезоруженные казаки были отпущены по домам Ревкомом. Командиры этих 2-х казачьих полков, которые дали подписку не выступать против Советской власти, также были отпущены, а старые офицеры, у которых была найдена шифровка, были расстреляны. Брянский отряд был переформирован и обмундирован и вошел в состав сформированных подразделений: кавалерийский отряд, пехота, артиллерийский дивизион и др. В конце ноября отряд выехал на ст.Унеча и дальше на ст.Ворожба М.К. ж.д. Все операции против контрреволюции проводились только по приказу Брянского ревкома, которым руководил т.Фокин, старый революционер. Здесь на ст.Ворожба находился отряд особого назначения Красной Гвардии из г.Москвы. В целях дальнейших боевых операций Брянский отряд, по добровольному согласию командования, был объединен с Московским отрядом особого назначения. Командиром московского объединенного отряда был т.Знаменский Александр Николаевич, нач.штаба т.Бирюков, нач.разведки т.Кудинский. Находясь в отряде на ст.Ворожба М.К.ж.д., я выполнял задания командования отряда особого назначения Красной Гвардии.

Вместе с т.Дроновым проводил разведку в Конотопском уезде, Черниговской губ., где мне был выдан хороший костюм. Посланный по паролю командования в Г.КОНОТОП, Я вместе с т. Дроновым связался с подпольным военным революционным комитетом в г.Конотопе, председателем которого был т.Борисов и членами т.т.Бибик Г.С., Петрушенко и Вакуленко. Зав.военным отделом Ревкома просил у отряда особого назначения оружие, каковое и было обещано мной от имени отряда. Вместе с т.Вакуленко-членом Ревкома, в обход я вернулся в расположение отряда, доложив командованию, что связь с Военно- революционным Комитетом г.Конотопа налажена. На другой день тайным путем через передаточные пункты и сочувствующих крестьян-бедняков Черниговской губ. разное оружие: винтовки, наганы, револьверы "Стеерх", "Кольт", пулеметы были доставлена в г. Конотоп. После чего был приказ отряду: "Двигаться в г.Конотоп через ст.Путивль", которая была занята Красной Гвардией.

В дальнейшем Конотоп, при содействии восставших рабочих под руководством Коммунистической партии и подпольного Военно-Революционного комитета, был отрядом занят и в нем была провозглашена Советская власть. После 10 дней Советской власти из Конотопа было отгружено в Москву до 10 эшелонов хлебных грузов, а также ряд других продуктов для московских рабочих и детей. Конотопский Военно-Революционный Комитет вынес благодарность отряду особого назначения Красной Гвардии за оказанную помощь и была послана телеграмма тов.Ленину В.И. о провозглашении Советской Власти в Черниговской губ. и на Украине.

Отряд особого назначения обезоружил гайдамацкие полки, а также полки "Курень смерти". Все граждане, находившиеся в национальных гайдамацких полках, принадлежащие к крестьянским слоям населения, были отпущены по домам, а командование их полков было ликвидировано.

Московский отряд особого назначения создал в г.Конотопе первые органы Советской власти, штаб Красной Гвардии, в которые вступили все рабочие Конотопских ж.д.мастерских. Был создан местный Совет рабочих, крестьянских депутатов, отделы - продовольственный, народного образования, казначейство, где также проводилось изъятие валютных ценностей в пользу советских республик. В начале января 1918 г. отряд был вызван в г.Москву для выполнения боевых задач и операций Центрального штаба Красной Гвардии. "15" января отряд был направлен на ст. Серебряные Пруды Рязан-Уральской ж.д. Веневского уезда, Тульской губ. по ликвидации кулацких восстаний и изъятия излишков хлеба у кулаков и помещиков для рабочих г.Москвы и их детей и изъятия валютных ценностей в имении графа Шереметьева и в других селениях Веневского уезда. Командиром отряда особого назначения Красной Гвардии был т.Рубинштейн, который руководил от Московского комитета Коммунистической партии, он же руководил вышеуказанными операциями. По приказу Центрального штаба Красной Гвардии отряд был возвращен в г. Москву, В конце января, начале февраля 1918 г., получив приказ, отряд был направлен в район Смоленска и выехал со ст.Черкасово, вооруженный и обмундированный отряд Красной Гвардии в район Смоленска из ст.Орша Запад.ж.д. и прибыл на ст.Коханово /Белоруссия/, где и оказывал помощь трудящимся крестьянам и рабочим в борьбе против помещиков и буржуазии, против белорусских на¬ционалистов. 15 февраля 1917 г. вступив в бой в районе Коханово, Толочино и г.Борисова с немецкими оккупантами, которые продвигались Орша-Смоленск, где и были задержаны у демаркационной линии. После заключения Брестского мира с Германией отряд был отозван в г.Москву, а после непродолжительного отдыха, в марте 1918 г. я был зачислен в Красную Армию и передан в Брянск, где был зачислен рядовым в 34-й стрелковый полк, который дислоцировался в г.Брянске. В апреле 1919 г. был направлен на Восточный фронт в г.Симбирск, где принимал участие в боях против колчаковцев. Демобилизован из Красной Армии в 1922г.

Основание: ф.1106, оп.1, д.25, лл.5-8.

М.М. Сосновский. Воспоминания об установлении советской власти в Клетне.

I. Из истории возникновения поселка и жизни трудящихся до 1917 года.

Поселок Клетня /бывшая Людинка/, существует с 1880 года. До революции в нем было 240-250 домов, около 2300 человек населения, из них 500 рабочих. В поселке работало 2 лесопильных завода, в окрестностях лесной массив в 75 тысяч десятин.

История возникновения поселка связана с лесоразработками. Особенно быстро развивался поселок с проведением железнодорожной ветки ЛЮДИНКА-ЖУКОВКА, которая в 1894 году была присоединена к Риго-Орловской железной дороге. Лесные разработки вело акционерное общество Брянских заводов. Золотым дном были наши леса для капиталистов-лесопромышленников, купцов, которые наживались на ограблении рабочих и крестьян.

Вершителями судеб трудящихся поселка и прилежащих деревень были: управляющий лесным хозяйством Брянского завода, лесной ревизор, становой пристав и земский начальник. Тяжела была доля лесорубов и крестьян.

Рабочий день на предприятиях продолжался 10-12 часов, заработки составляли 13-19 рублей в месяц. Жили лесорубы и крестьяне в балаганах и курных избах, обувались в лапти, одежда была из домотканого сукна или холста. Земля наша малоурожайная, трудящиеся жили впроголодь, были сплошь неграмотными, ведь в Людинке была одна начальная школа да 5 небольших школ в окрестных селах. Так в беспросветной нужде и нищете жили трудящиеся нашего района до Великой Октябрьской социалистической революции.

II. Образование Совета рабочих и крестьянских депутатов в Клетне.

Лишь при советской власти трудящиеся получили человеческие права и достойную человека труда счастливую жизнь. Советская власть у нас установилась, как и в большинстве районов Центральной России, вскоре после победы Октябрьского вооруженного восстания 1917 года в Петрограде.

Вот как это происходило.

Через два дня после совершившейся в Петрограде Великой Октябрьской социалистической революции технический исполнитель конторы лесного хозяйства Брянского завода Лаунов Макей Семенович, отец ныне работающего в поселковом Совете Егора Макеевича Лаунова, принес в контору две газеты «Брянский рабочий», в которых были напечатаны декреты 2-го съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов о земле, о мире и об образовании нового рабоче-крестьянского правительства во главе с Владимиром Ильичом Лениным.

По поручению старого большевика Карла Ивановича Кудис М.М.Сосновский, который работал тогда в конторе и был секретарем заводского Совета рабочих, доставил эти газеты в Совет.

Узнав о состоявшемся перевороте, рабочие лесопильного завода и лесовозных ветвей устроили митинг около конторы Лесного хозяйства, которая находилась в доме, где теперь размещается инфекционное отделение районной больницы. На митинге выступали Марков С.В., старший мастер по распиловке леса и рабочий Кривенков. Марков говорил, обращая внимание на помещение конторы : «Это дом, где капиталисты составляют планы, как надо больше эксплуатировать рабочих, чтобы больше получать себе доходов от труда рабочих». Рабочий Кривенков впервые в захолустном нашем поселке говорил о том, что религия служила капиталистам для того, чтобы люди были смиренны перед богачами. В Клетне образование местного органа Советской власти происходило с некоторой задержкой, потому что соседние волости Лутенская и Княвичская спорили между собой за право руководить нашим поселком. Дело было в том, что поселок наш принадлежал к Лутенской волости, а земля, начиная от кладбища и далее, была в ведении Княвичской волости. Лутенцы не хотели упустить сенокосных лугов по реке Надва, а Княвичи хотели иметь власть над поселком и прилегающими лесами.

Село Лутна /центр волости/ находится в 13 километрах от Клетни, а Княвичи в 45 километрах. Рабочие Лесного хозяйства стремились создать свой местный орган Советской власти. В то время в среду рабочих влились энергичные молодые силы: Башкиров Е.Р., Богомолов Е.Е. и другие, а также солдаты, вернувшиеся с фронта – Коренков, Богомолов Василий, Макаров Петр Стефанович, Кореев, Капитнов, Четыркин, Малахов Ф.Д., Пекленков и другие. Некоторые из них состояли в солдатских комитетах. Были все возможности, чтобы создать свой местный Советский орган власти.

Вечером 25 января 1918 года в помещении пожарного сарая/ сейчас в этом помещении находится мастерская по ремонту весов, улица Комсомольская, дом №2/ состоялось общее собрание рабочих Лесного хозяйства. На этом историческом собрании присутствовали кроме рабочих лесного хозяйства несколько крестьян, а также работники лесничества. В президиуме собрания были Животовский Л.М., Захаров С.П., Костенко Д.С., Марков С.В., Сосновский М.М. Докладчиком был Марков С.В.

После доклада Маркова выступающих было немного, но оживленные лица присутствующих рабочих выражали ясно горячее внимание к обсуждаемому вопросу. Нами заблаговременно была составлена резолюция о создании местного органа Государственной советской власти.

В резолюции указывалось, что общее собрание жителей поселка постановляет считать органом самоуправления поселка Людинки Брянского уезда Людинковский Совет рабочих и крестьянских депутатов.

Подлинник этого постановления, подписанный П.Коренковым, Д.Костенко, М.Сосновским, П.Майоровым и Л.Животовским, хранится в государственном архиве Орловской области.

Резолюция была поставлена на голосование и принята единогласно. Для дальнейшей работы по созданию постоянного органа Советской власти был избран организационный комитет, в состав которого вошли Коренков П.И., Захаров С.П., Мосячкин Н.Т., Костенко Д.С.

25 января 1918 года является для Клетни историческим днём начала создания местного органа советской власти в посёлке.

Основание: ф. 1106, оп.1, д.4, лл. 1- 5.