Легендарный партизанский врач

(12+)Участник Великой Отечественной войны 1941-1945гг., военврач 3 ранга, узник концлагеря, начальник медсанслужбы в партизанской бригаде имени Кравцова, руководитель Брянского горздравотдела, участник взятия Берлина, ученый – все это о Дмитрии Ивановиче Миминошвили – человеке, без прикрас, легендарном.

Д.И. Миминошвили.

Дмитрий Иванович Миминошвили родился в 1918 году в городе Сухуми. Был призван на фронт сразу после окончания медицинского института в Москве. Служил командиром санитарной роты 878-го стрелкового полка 290-й стрелковой дивизии 50-й армии. В октябре 1941г. в районе деревни Нехочи под Карачевом попал вместе с военной частью в окружение, был ранен в ногу. Трое врачей больше недели пробирались через леса, пытались выйти из окружения, но во время ночевки были взяты в плен в районе поселка Пальцо. На одном из промежуточных пунктов немецкие солдаты решили расстрелять врачей, но потом расстрел отменили, заставили перевязывать раненых и повели в лагерь.

На протяжении всего пути, около 100 км., немцы заставляли пленных бежать, отстающих расстреливали. По прибытии в Брянск немцы поместили военнопленных на территории рембазы №6 в поселке имени Урицкого, где в годы оккупации находился концлагерь Дулаг 142. Лагерь занимал территорию площадью более 80000 кв. м, за время существования через него прошло около 80000 человек, 40000 из них похоронены в братских могилах на территории лагеря. Находясь в лагере, Дмитрий Иванович работал в русском лазарете, держал связь с партизанами.

Миминошвили давал показания городской комиссии по расследованию злодеяний и нанесенных материальных ущербов немецко-фашистскими оккупантами городу Брянску, работавшей после освобождения Брянщины и так описывал концлагерь: вокруг были двойные проволочные ограждения, а сама территория перегорожена множеством заборов из колючей проволоки. Немцы кормили пленных гнилым мясом и неочищенной гречихой, в результате чего в лагере массово распространились заболевания гангреной прямой кишки. Ежедневно гибло около 200 человек.

Трупы, нагруженные на сани, сами военнопленные вывозили на кладбище. Помимо того, что люди умирали от голода, их избивали и расстреливали. Майор Вейзе – комендант дулага - лично расстрелял около 200 военнопленных и примерно столько же избил до смерти. Заключенное в лагерь мирное население с детьми и женщинами кормили так же. Когда Миминошвили обратился к немецкому офицеру капитану Геберу с просьбой дать для детей просеянную муку без шелухи, то получил ответ, что «скоты и скотские дети могут жрать и шелуху». Врач Дюллман избивал медработников русского лазарета, заставлял их маршировать на морозе и стоять в стойке «смирно» около часа, в результате чего были случаи обморожений и смертей среди медиков. Среди офицеров особенно отличались жестокостью капитан Гебер, майор Вейзе, капитан Циникер, врач Дюллман, унтер-офицер Бауэр, ефрейторы Хетчель и Вюльпер.

В разведсводке Брянского штаба партизанского движения, составленной со слов Миминошвили в январе 1943г., описывается существовавший в лагере лазарет для военнопленных. Наиболее частыми заболеваниями в лагере были отечная болезнь на почве голода, туберкулез, сыпной тиф.

Зимой 1942г. лазарет был переполнен обмороженными, и в связи с тем, что немецкие методы лечения оказались малоэффективными, русских врачей опрашивали об их методах лечения. Снабжение лагеря медикаментами было относительно удовлетворительное, но перевязочный материал был низкого качества и рвался при намокании. Немецкие врачи в обращении с больными военнопленными не отличались от остальных гитлеровцев, занимались пытками и издевались.

Когда наладилась связь с партизанами, Миминошвили принял участие в диверсионной операции и в августе 1942г. бежал в партизанский отряд.

В документальной повести И. Афроимова о борьбе брянского подполья в годы войны «Город, где стреляли дома» описана история побега Дмитрия Ивановича: брянские подпольщики узнали о намерении немцев применить против партизан химические вещества. На станции Брянск-I разгрузили эшелон с химическим оборудованием. Подпольщики решили действовать: они упаковали в плоские алюминиевые банки из-под иприта магнитные мины, наложили «пломбы». На другой день встретились с врачом Дмитрием Миминошвили, которого подпольная организация лагеря военнопленных рекомендовала как своего человека. Он в совершенстве владел немецким языком, в отличие от других военнопленных врачей без всякой охраны ходил по городу и был знаком с майором Вейзе, командиром карательного батальона «Десна». Когда подпольщики обратились к Миминошвили с просьбой достать документ, по которому немцы приняли бы изготовленное ими оборудование, он предложил свою кандидатуру на роль немца-сопровождающего.

«…К складу подкатила машина. За рулем … чех Вончек. Рядом с ним Миминошвили в форме обер-лейтенанта.
Солдаты отказались принять ящики, ссылаясь на какой-то приказ. На них не произвела впечатление даже бумага с печатью и подписью майора Вейзе. Тогда Миминошвили категорическим тоном объявил:
- Я не намерен таскаться по городу с этими дурацкими ящиками. – И со злостью бросил их на землю…»

Вечером шесть взрывов прогрохотали один за другим, склад превратился в груду развалин, а Миминошвили ушел к партизанам.

С октября 1942г. до освобождения Брянщины Д.И.Миминошвили был начальником медсанслужбы в партизанской бригаде имени Кравцова.

Боевая характеристика на начальника медсанслужбы партизанской бригады им. Кравцова Д.И. Миминошвили. 1943г.

После освобождения Брянщины Дмитрий Иванович заведовал Брянским горздравотделом. Мирная жизнь продолжалась лишь несколько месяцев и уже в феврале 1944г. Миминошвили был призван Брянским городским военкоматом, служил врачом 926-го отдельного саперного корпусного батальона. Награжден орденом Красной Звезды «за исключительный образец работы по оказанию первой неотложной помощи раненым бойцам и офицерам при форсировании р.Висла», медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»

Наградной лист на представление Д.И.Миминошвили к награждению орденом Красной Звезды. 1944г.

После войны Миминошвили вернулся в родной город Сухуми и работал в лаборатории патологической физиологии во Всесоюзном Институте Экспериментальной Медицины. Доказал возникновение гипертонии и некрозов миокарда у обезьян на нервной почве. Выделил из листьев магнолии вещество, понижающее давление, впоследствии в Болгарии выпустили лекарство под названием "грандифлорин". Сконструировал аппарат для лечения заикания. Написал диссертацию о проводимости нервного рубца.

Кандидат медицинских наук Д. И. Миминошвили (справа) и Г. О. Магакян исследуют обезьяну, страдающую грудной жабой. 1-я половина 1950-х гг.

Внучатая племянница Дмитрия Ивановича Ната Шубладзе рассказывала, как он хотел доказать, что потерянные конечности можно приживить обратно - после того, как его 16-летняя сестра попала под трамвай и потеряла ногу. И доказал это в своей диссертации, за которую ему хотели дать докторскую степень, минуя кандидатскую. Не дали, сказали - молодой еще, успеет стать и доктором, и академиком. Через год он умер от опухоли мозга, в возрасте 39 лет.

9 мая 2015г. в своем блоге Ната с восторгом вспоминала, что к ним в Сухуми приезжали его однополчане из Брянска и рассказывали, как Миминошвили в землянке ампутировал руку, как у них в отряде не было ни одного случая тифа, потому что Дмитрий Иванович придумал простой и эффективный способ дезинфекции – одежду клали в большие лесные муравейники и муравьи сьедали всех вшей.

«Мой дед, брат моей бабушки, Дмитрий Иванович Миминошвили, - личность для нашей семьи легендарная.
Блестящий ученый, душа общества, замечательный отец и дядя, талантливый во всем человек…»





Директор филиала ГКУ БО ГАБО –
Центр документации новейшей истории Брянской области.
А. Каратаева