Из цикла «Села Стародубского уезда и их жители»

Чеплянская Е.А. ведущий специалист отдела публикации и использования документов ГАБО

Н.Е.Ющенко. историк-исследователь

ГАЛЕНСК

Галенск (Галинск) расположен в 21 км к северо-западу от г. Стародуба на правом берегу ручья Бучки.

Топоним является производным от «гало/гала» – заросшее травой болотистое место1. Предположительно, Галенск был поселен не позднее конца 16 века «…разстоянiемъ от села Артюшкова въ 2, (от деревни Пестрикова въ 3), отъ села Решотокъ въ 4, отъ деревни Илбова въ 1, отъ деревни Крывошiй въ 3 верстахъ. Лежитъ оное на проселочной дороги. (Местоположенiе оного промежду яромъ, по горе и по косогору, въ чистомъ пахатномъ поли и при лесах), по обеимъ сторонамъ неболшого протока, именуемого Бучки»2.

Во время освободительной войны против поляков большинство жителей Галенска, желая сохранить личную свободу, записались в казаки. При оформлении в 1663 году военно-административного устройства освобожденной территории, Галенск оказался в составе полковой сотни Стародубского полка, став центром одноименного казачьего куреня, в который были причислены казаки соседних сел и деревень.

Жители села, оставшиеся в крестьянском сословии, были приписаны к стародубскому магистрату, а один или два крестьянских двора обслуживали мельницу-вешняк3, стоявшую на ручье, протекавшем через Галенск и принадлежавшую Ефимию Лозовицкому. Позднее он постригся в монахи и передал мельницу Киево-Печерскому монастырю.

В 1691 году стародубский сотник Прокопий Силевич и его брат Фрол выкупили у монахов мельницу и вскоре построили в Галенске церковь во имя священномученников Фрола и Лавра, что позволило Галенску уже к началу 18 века приобрести статус села. Позднее, в 1705 году, Прокопий дополнительно купил здесь «грунты» (земли).

К 1723 году в селе насчитывалось уже 24 казацких двора. Крестьянские дворы, числившиеся за стародубским магистратом, в 1730 году гетманом Даниилом Апостолом были переведены на обслуживание ранга полковых судей. К середине 18 века сменились владельцы и у крестьян, принадлежавших ранее Силевичам. По одному двору перешли к бунчуковому товарищу Даниле Афанасьевичу Покорскому, погарскому подкоморию Якову Галецкому, войсковому канцеляристу Ивану Скоробогатому и значковому товарищу Ивану Ятченко4. В середине 18 века в селе построил себе деревянный дом «о четырех покоях» Григорий Гаевский, служивший в полковой администрации сначала полковым хоружим (1760 — 1763 годы), а затем — есаулом (1764 — 1773 годы). После смерти Г.Гаевского хозяином усадьбы стал его сын Григорий Григорьевич Гаевский, унаследовавший от отца также и 7 крестьянских дворов. Выбрав гражданскую карьеру, Г.Г.Гаевский дослужился до чина губернского секретаря. В 1860-х годах он являлся заседателем в Стародубском уездном суде. Умер Григорий Григорьевич в 1879 году и был похоронен в Галенске на сельском кладбище.

Во второй четверти 18 века владельцем галенской мельницы «об одном мелничном амбаре и о двох колах» стал значковый товарищ Злотников. К началу 1780 годов в селе насчитывалось 32 двора выборных казаков и казачьих подпомощников, 2 ранговых крестьянских двора и 12 владельческих крестьянских дворов.

В первой половине 19 века все казацкое население Галенска было приписано к Гриденской казачьей волости.

Образ жизни и быт жителей Галенска мало отличались от повседневных забот крестьян и казаков окружающих сел и деревень: «Жители … [на изделье] своихъ избъ и протчаго строенiя, [которое они имеютъ подобное степнимъ, довольствуются въ дачахъ села Казiонки и] въ лесныхъ сотни Новоместской местахъ; (для топленiя ж печи употребляютъ солому, а дрова редко.) Земли пахатной (вокругъ техъ местъ) доволно, а и сенныхъ покосовъ такъ же не скудно. Упражняются (все вобще обыватели) въ хлебопашестве (и для своего пропитанiя и продаютъ въ Стародубе), а родящуюсь здесь пенку и выцеживаемую [алею] приезжающимъ изъ Стародуба покупщикамъ (и сами туда же для продажи отвозятъ и отъ того имеютъ себе прибель и пропитанiе).5

С упразднением в 1781 году полковой организации в Малороссии ранговые посполитые Галенска получили статус государственных крестьян. Владельческие крестьянские дворы оказались поделенными между несколькими помещиками.

Одним из галенских помещиков в начале 19 века являлся внук Д.А.Покорского, полковник Иван Иванович Покорский-Жоравко, имевший в селе около 3 — 4 крестьянских дворов, частично перешедших в 1840-х годах к капитану Ивану Ильичу Завацкому.

По одному двору в селе приходилось на артюшковских помещиков Ивана Ивановича и его брата Ефима Ивановича Ятченков. Еще на рубеже 18 — 19 веков братья перевели несколько семей галенских крестьян в с.Артюшково.

Во второй половине 19 века Галенске проживали дворяне Хмелевские, Заблоцкие, Свидерские, Лобко-Лобановские, а также Маковецкие. Известно, что Александр Людвигович Маковецкий служил в начале 1860-х годов в окружном управлении государственных имуществ.

В церкви во имя св. Фрола и Лавра, обновленной еще в 1778 году, во второй половине 19 — начале 20 веков священниками служили Н.Крыловский, П.Цветынин, Ф.Богдановский, П.Ильинский и С.Животовский. Любопытно, что при всех священниках постоянным оставался лишь псаломщик Сильвестр Аренский.

В 1860-х годах в Галенске действовала сельская школа, в которой обучалось около 20 — 25 детей в возрасте от 6 до 15 лет. В 1894 году в селе открылась школа грамоты.

После отмены крепостного права Галенск вошёл в состав Гарцевской волости Стародубского уезда.

В ходе развития села образовались названия его концов (улиц): «Гора» (где была церковь), «Низ» (территория примыкающая к озеру), «на Льбов» (по дороге на д.Ильбово).

На протяжении своего существования Галенск формировался как село с казацко-крестьянским населением, численность которого к 1897 году составила112 дворов (776 жителей).

______________________________________

1 По-видимому, в данном случае, топоним отразил характеристику переувлажненной и подболоченной поймы ручья, на берегу которого возникло поселение. См. ЭССЯ. Вып. 6. М. 1979. С. 89 – 90.

2 Опис Новгородсiверського намiсництва (1779 – 1781). Киев. 1931. С. 53 – 54.

3 Мельница-вешняк – водяная мельница, стоявшая на маловодных речках и ручьях и работавшая только весной во время весеннего половодья.

4 Лазаревский Ал. Обозрение Румянцевской описи Малороссии. т IV. Чернигов. 1866. С. 428.

5 Опис…. С. 54.

Фамилии казаков села Галенск в 19 веке:

Агеенок, Акуленок, Асауленок, Буйный, Генус, Гориленок, Гусак, Гусаков, Дупляков, Житников, Заблоцкий, Каназобка, Карбан, Коваленок, Костырев, Кастыренок, Кастырин, Лакида, Лапхан, Левоненок, Леоненок, Лисица, Лисичин, Мадос, Мантула, Недосека, Павленко, Полоник, Попович, Пузик, Пузиков, Савуленок, Серенок, Силин, Соловей, Соловьев, Сорокваша, Тамрика, Тасянок, Татьянок, Тимченок, Третьяков, Филонов, Хруп, Хрупов, Хрусов, Чалый, Черный, Шинка, Шугаров.

Красновский — в 1843г. исключен из казаков, как происходящий из духовного звания.

Фамилии крестьян села Галенск в первой половине 19 века:

Безбах, Безбух, Борщ, Булей, Воднев, Григорьев, Двойников, Двойнюк, Двойнюков, Девуля, Дешиньков, Дмитровский, Зезуля, Карабанов, Киреев, Коваль, Копил, Копыл, Корбан, Курлакин, Пономаренок, Райков, Старовойтенок, Сухарь, Школа.

Фамилии мещан села Галенск в первой половине 19 века:

Куракин


Чеплянская Е.А.

ЛУЧКОВИЧИ

Топоним образован от неканонического (как вариант от простонародной формы христианского имени Лука) личного имени Лучок при помощи патронимического суффикса -ич(и).

Село положение имеет промежду яром на узгористом месте, в чистом пахатном и прозрачном поле и при заросли небольшой, состоящей по речке Вабле, по обеим сторонам оной Лежит оное на проселочной дороге, расстоянием от села Яцкович в полторы версты, с деревнею Горисловьем вместе только в четверть версты, от села Меженок в 3, от Пантусова в две, от Стародуба в шести верстах1.

Первые сведения о Лучковичах относятся к середине 17 века. После изгнания поляков, село оказалось на территории полковой сотни Стародубского полка. Некоторые жители Лучкович еще во время антипольского восстания записались в казацкое сословие. К середине 18 века в селе насчитывалось 6 казацких дворов, входивших в Выстриковский курень. Крестьянская же часть села была причислена к Стародубскому магистрату.

Однако, в 1727 г. гетман Апостол пожаловал Лучковичи Петру Васильевичу Валькевичу, служившему в генеральной канцелярии. После смерти П.Валькевича в 1758 г., все его наследство оказалось у единственной дочери Софьи. В Лучковичах ей досталось около 35 крестьянских дворов. Софья Петровна Валькевич вышла замуж за Михаила Власьевича Будлянского племянника гетмана К.Разумовского. В начале 19 века новым хозяином села стал их сын полковник Алексей Михайлович Будлянский.

В 1820-х годах наследники Валькевичей-Будлянских продали свою собственность в Лучковичах генерал-майору Степану Михайловичу Шираю. После смерти последнего в 1839 г., крестьянские дворы в Лучковичах перешли к его дочери Марии (в замужестве Долинской), а затем к ее сыну гвардии штабс-капитану Егору Степановичу Долинскому.

Основным занятием крестьян и казаков села было земледелие выращивание ржи и конопли. Зерно и получаемую из конопли пеньку лучковичские обыватели продавали на ярмарках в Стародубе. Строевой лес заготавливали в окрестностях села Найтоповичи и деревни Песчанки 2.

В 1700 г. в селе была возведена деревянная Троицкая церковь. В 1732 и 1894 годах храм перестраивался. С 1866 г. при церкви стала действовать школа, в которой обучалось 13 мальчиков в возрасте от 7 до 14 лет. В 1896 г. открылась школа грамоты.

Во второй половине 19 века Лучковичи вошли в состав Яцковичской волости Стародубского уезда.

Лучковичи небольшое село с крестьянско-казацким населением. На протяжении 18 19 веков количество жителей села постоянно увеличивалось с 11 дворов в начале 18 века до 37 дворов (217 чел.) в 1896 г.

__________________________________

1 Опис Новгородсiверського намiсництва (1779 1781). С. 45. Києв. 1931.

2 Опис Там же.

Фамилии крестьян села Лучковичи в первой половине 19 века:

Булавка, Гулаков, Дрозд, Забела, Иваненок, Капуста, Коваленок, Козырь, Колос, Кривоножка, Кручинка, Мельник, Мостепанов, Покорский, Полуторный, Порутченок, Рижкунов, Тригуб, Харитоненко, Храменок, Чернышов, Шабеда, Шаповал.

Фамилии казаков села Лучковичи в первой половине 19 века:

Кукарека, Феськов.

История села Мишковка

С середины 17 века основным населением Мишковки являлись казаки. Уже к 1723 году в селе насчитывалось 86 казацких дворов и хат, что более чем в 2 раза превышало количество дворов посполитых. Ко времени проведения П.А.Румянцевым переписи в 1765 – 1769 годах казацкое население сократилось до 65 дворов и 6 хат . К 1782 году численность казаков уменьшилась до 57 дворов, а к 1811 году — до 34. Сокращение казацкого населения происходило, в основном, за счет обеднения и разорения части казаков и превращения их в подсоседков или в крепостных крестьян.

Тем не менее, в первой половине 19 века Мишковка являлась центром одноименной казачьей волости, объединявшей казаков сел и деревень, находившихся на юге и юго-востоке Стародубского уезда.

Крестьянское население Мишковки до 1730 года было причислено к Стародубскому магистрату. Оно должно было содержать магистратских чиновников и платить налоги на военные нужды Стародубского гарнизона. Однако, еще с первой половины 18 века крестьянские дворы стали скупать Гудовичи, постепенно превращая свободных посполитых в зависимых людей. Первым в селе появился Степан Гудович, купивший 16 крестьянских дворов. А уже в 1782 году Михаил Гудович владел 13 дворами и 14 хатами мишковских крестьян, а также водяной мельницей на ручье Глинка «о двох амбарах о трех колах, в том числе одно сукновальное». Все наследство М.Гудовича впоследствии поделили между собой корнет Аким и майор Федор Гудовичи. Дети Федора — Василий, Прасковья (в замужестве Сахновская) и Аграфена (в замужестве Оршаво-Чижевская) построили в селе усадьбу. Василий Федорович умер около 1850 года и был похоронен в Мишковке, а его сестры владели мишковскими крестьянами до отмены крепостного права.

Не менее значительная роль в Мишковке принадлежала и помещикам Тришатным — выходцам из местных казаков. В середине 18 века крестьянские дворы, числившиеся за магистратом, были переведены на обслуживание ранга полкового хоружего. Эту должность занял Лев Тришатный. Со времени он добился перевода ранговых крестьян в свое личное владение. К 1782 году Льву и его брату, войсковому товарищу Василию, принадлежали 21 двор и 23 хаты мишковских крестьян. Братья построили в селе усадебный дом, перешедший после их смерти к наследникам: Александру и Якову Львовичам и Григорию, Луке, Ивану и Петру Васильевичам Тришатным.

Говоря о мишковских владельцах, нельзя не упомянуть и о Завадовских. Еще в 1776 году премьер-майор Севского пехотного полка, ставший впоследствии стародубским полковником, Яков Васильевич Завадовский со своей женой Елизаветой Павловной, подарили мишковской Покровской церкви икону Богоматери. Сами Завадовские никакой собственности в 1770-х годах в селе не имели. Лишь в конце 18 — нач. 19 века они стали активно скупать крестьянские дворы в селах и деревнях, примыкавших к Дохновичам — их родовому имению с 1686 года. В эту округу, помимо Картушина, пожалованного П.В.Завадовскому в конце 18 века, вошли села Дедово, Мериновка, деревни Случок, Соколовка и хутор Таврика. Не стала исключением и Мишковка. Но так как к началу 19 века почти все крестьянские дворы были уже поделены между Гудовичами и Тришатными, то Завадовским достались лишь 3 двора крестьян, которыми они владели до 1861 года. Располагая достаточным количеством пахотной земли и сенокосных угодий, мишковские жители занимались хлебопашеством и выращиванием конопли. Хлеб и пеньку, а также конопляное масло они продавали в Стародубе и Погаре.

Дрова для отопления своих хат мишковские казаки и крестьяне заготавливали в близлежащих рощах и зарослях, а строевой лес – на землях села Андрейковичи.

Во второй половине 19 века село вошло в состав Гринёвской волости.

В 1689 году в Мишковке была построена деревянная Покровская церковь. В 1860 — 90-х годах священниками здесь служили П.Левицкий, И.Шунькевич и Н.Демьяновский.

На начало 20 века Покровская церковь представляла собой деревянное здание на каменном фундаменте, покрытое листовым железом. При храме находилась деревянная колокольня, построенная в 1849 году. Около церкви располагались деревянные каплица и караулка.

В конце 1930-х гг. церковь была разобрана. Спустя 75 лет, 9 августа 2014 года, на месте бывшего храма был произведен чин освящения закладки нового здания Покровской церкви.

В дореволюционный период в селе сложились следующие названия улиц (по фамилиям жителей): Штукановка, Клоповка, Резвовка, Бочановка, Домалеговка. На протяжении 18 – 19 вв. Мишковка формировалась как село с казацко-крестьянским населением, численность которого к 1897 году достигла 1839 жителей (241 двор).

Фамилии крестьян села Мишковка в первой половине 19 века:

Аблак, Ахременок, Выгулинский, Гетман, Гладкий, Гореленок, Горелый, Демьяненок, Жлудка, Жлудкин, Карамин, Каун, Кицый, Коваль, Коврижка, Колесников, Колоша, Короткий, Корявка, Кравец, Кравченок, Крамаренок, Красный, Лагутин, Лазобка, Лазобкин, Лозакин, Луференок, Лысый, Нос, Петров, Подлесский, Пушный, Радченок, Савченок, Симонов, Солобута, Сурмач, Тарасов, Ткач, Фрол, Чварков, Чуфрун, Шакала, Щербак, Щербаков.

Фамилии казаков села Мишковка в первой половине 19 века:

Амельяненок, Антонов, Бугаев, Бугай, Василенок, Горбач, Горбачев, Дубовик, Дубовый, Дука, Дятлов, Жигунов, Емельяненок, Заяц, Калина, Кашин, Ковалев, Кнороз, Коробок, Коробка, Листрат, Мигалев, Мигаль, Мишук, Мишуков, Медведев, Моченый, Овсянник, Петрусенок, Подоляко, Пушный, Разгорода, Рауцкий, Скоробогатый, Титов, Товкачев, Тришатный, Филонов, Хлюпка, Хомутов, Яковенок, Яненок.

Фамилии церковно- и священнослужителей села Мишковка во второй половине 19 века:

Н.Демьяновский, П.Левицкий, И.Шунькевич.


Чеплянская Е.А.
ведущий специалист отдела
публикации и использования документов ГАБО


Ющенко Н.Е.
историк-исследователь

ПОКОСЛОВО (ПОКОСЛОВ, ПОКОСЛОВЬЕ)

В описи Новгород-Северского наместничества за 1779 – 1781 гг. содержится следующее описание деревни Покослово: «Местоположение сей деревни на ровном, низком, несколько бугроватом месте, при чистом пахатном поле и при небольших чагарниках, по обеим сторонам небольшого ручья; мимо самие ж жилья сей деревни идет проток, именуемой Лесковка».

Покослово располагается в 13 км к северу от г.Стародуба. Деревня была поселена, предположительно, не позже 16 века, а её название представляет собой притяжательную форму имени личного «Покосло(а)в».

В период польского владения Северщиной (1619 – 1654) собственником деревни был шляхтич Злотый.

После освободительной войны с поляками, закончившейся в середине 17 века, небольшое количество жителей деревни записалось в казаки. Основная же часть селян осталась в крестьянском сословии, и была отдана в гетманское и войсковое управление.

Однако уже в 1715 году у покословских крестьян появился новый хозяин – участник Полтавской битвы Григорий Скоруппа. Находясь на уряде полкового писаря, он стал активно приобретать дворы в разных селах, в т.ч., и в Покослово. Позднее, в 1728 г. Г.Скоруппа сумел добиться подтверждающего Универсала на владение крестьянами д.Покослово у гетмана Даниила Апостола.

После смерти Г.Скоруппы в 1753 году Покослово перешло к его старшему сыну Ивану. Но в 1756 году Иван Григорьевич умер, а владельцем покословских крестьян стал один из его сыновей Владимир. После отставки со службы в звании поручика, Владимир Иванович поселился в Покослово, где ему принадлежало более 40 крестьянских дворов и плотина с водяной мельницей «об одном мелничном амбаре о двох колах». В начале 19 века покословскую собственность унаследовал сын В.Скоруппы Андрей. Так же, как и отец, Андрей Владимирович уволился с военной службы в звании поручика и после отставки жил в Покослово.

В середине 1830-х годов Андрей Владимирович с семьей переселился в Павлоградский уезд, продав принадлежавшие ему покословские дворы стародубской дворянке Татьяне Васильевне Акутиной. В 1855 году она отписала их своей внучке Марии Александровне Слепушкиной.

В начале 20 века в деревне со своей семьей жил потомственный дворянин Викентий Антонович Рыжих.

Казацкое население Покослово было крайне немногочисленным. В 1723 году оно составило 7 казацких дворов и числилось в Пятовском курене. К 1781 году количество казаков в деревне уменьшилось до 3 дворов. В 19 веке казацких дворов в Покослово уже не было.

Жители деревни располагали в достаточном количестве пахотными землями, на которых сеяли рожь для пропитания и на продажу, и коноплю для производства пеньки, которую возили на стародубские ярмарки. Достаточно было и земли, отведенной под покосы. Однако, строевой лес и дрова покословцы вынуждены были заготавливать в окрестностях села Найтоповичи.

Во второй половине 19 века все население Покослово было приписано к Яцковичской волости.

Жители деревни являлись прихожанами Стефаньевской церкви с. Осколково.

В 1860-х годах в деревне работала школа, в которой обучалось около 20 учеников. Ближайшая к Покослово земская школа открылась в конце 1890-х годов в с.Пятовск.

С середины 17 века Покослово формировалось как деревня с преимущественно крестьянским населением, численность которого к 1897 году составила 533 человека (77 дв.).

В процессе складывания современной территории деревни, в Покослово сложились т.н. «концы»: «Рынок» - центр деревни; «Малеевка»; «Шурховка», «Жидов край».

Фамилии крестьян д.Покослово в первой половине 19 века:

Авраменок, Борисович, Братков, Буренок, Валуев, Вастянков, Величко, Войтенков, Гупанов, Денисевич, Дычкин, Еременок, Зайцов, Занцов, Земцов, Индычкин, Ишимов, Качковский, Киренок, Кисянок, Козел, Коростелев, Курбацкий, Лесов, Лесовой, Мизгун, Мизгунов, Мойсейков, Мосейкин, Новиков, Нуздаков, Нузданов, Нузданок, Радган, Руденок, Рябенков, Сичкин, Сова, Тимошенок, Украинцов, Христенков, Чайка, Чачик, Черняков, Шавелев, Шулик, Якушев.

Архивные источники и литература:
ГАБО, ф. 542, оп.2, дд.181, 481,544.
ГАБО, ф.255, оп.1, дд.196 - 199.
Опис Новгородсiверського намiсництва (1779 – 1781). Києв, 1931. С. 45 – 46.
Обозрение Румянцевской описи Малороссии. Под ред. Ал.Лазаревского. Книга IV. Полк Стародубский. Чернигов. 1866.
А.М.Лазаревский. Описание Старой Малороссии. Т.1. Полк Стародубский. Киев.1888.
Труды Черниговской губернской архивной комиссии. Вып.7. Чернигов.1908.
Черниговские епархиальные известия. 1900, № 3.